krotoffa (krotoffa) wrote,
krotoffa
krotoffa

Categories:

Депрессивный карнавал

Замечательный и - примечательный фильм «Карнавал» именуется «лирической комедией», тогда как ничего смешного и даже весёлого в нём нет. Вообще. В детстве казалось уморительным, что персонаж Ирины Муравьёвой «подменяет» циркового медведя и - катается на роликах гораздо хуже него. Сейчас и оно представляется дикостью. Остальное же вовсе — мощная и неодолимая беспросветность. Депрессивный стиль. По радио поётся «Нам нет преград?» Вам есть преграды.

Нам специально показывают не талантливую, а среднюю девушку, не самородок. И транслируют: сидите там, где предначертано! Места в богеме и в искусстве заняты. И не такими, как вы. Вас могут пользовать — иной раз даже в качестве любовниц (временных), а потом — быстренько менять на что-то более годное (тех, впрочем бросят столь же равнодушно). Да, вы годитесь у нас тут для работы нянями, курьерами в службу быта, подсобными рабочими и да — «заменителями» учёных медведей.



Конечно, финал вроде бы как — открытый и в ряде статей говорится, что сценарий подразумевает грядущий триумф Нины Соломатиной. Мол, заключительная сцена — это не очередная фантазия бездарной милашки, но — блестящая реальность и мечта непременно сбудется. Но всем — в том числе и детям в зрительном зале 1981 года, было ясно — всяк сверчок знай свой шесток. Сиди в своём провинциальном болоте и трудись на фабрике. Не лезь со своим 48-м размером в калашные ряды.

Кстати, творческие люди в кадре показаны этакой мелкой сволочью и если от барчука Никиты ожидать порядочности было бы даже странно (он не сильно порядочен в отношении своих родственников, чего ждать здесь?), то импозантный папа, кажущийся в первой серии таким красавцем-романтиком и где-то — жертвой обстоятельств — вот он и есть подонок. Но — в пределах закона. Не вор и даже не спекулянт. Ему такая дочурка-печурка не особо интересна — она уже изначально - существо не его сорта, круга, вида.

Да, увидев дочь впервые, он вспомнил юность и — ошибки той юности. А потом Нина стала ему опять не нужна. Он умудрился «забыть» о ней. Второй раз забыть. Ещё дивный, хотя эпизодический персонаж, - дочка друга Соломатина-старшего. Этакая равнодушно-пресыщенная хиппушка. Ленивая грация пантеры, которой даже не надо охотиться — всё принесут на блюде. Главная идея этого жёсткого и вовсе не забавного кинофильма: все красивые места заняты.

Это вам не предвоенные и даже не 1940-е годы, когда шло стихийное формирование новой элиты и путь наверх казался прямым и лёгким (если, конечно, не расстреляют в дороге — за растрату казённых средств или правый уклонизм, который при ближайшем рассмотрении оказывался всё той же растратой). К концу 1960-х годов элиты сформировались, а девочкам формата Нины Соломатиной горячо рекомендовались профессионально-технические училища.

Безусловно, исключения были, как есть они в любом обществе — даже в условиях крепостного права люди становились великими живописцами или, например, актёрами — как легендарный Михаил Щепкин. Однако же повторюсь — в эпоху, именуемую ныне Застоем, пробиться «из ниоткуда», из ничего оказывалось крайне сложно. У того же Соломатина растёт сын - его надо пристраивать. У других мастеров околовсяческих искусств - тоже.

Карнавал в европейской традиции — это мир-перевёртыш, когда служанка или цветочница на время костюмированного бала могла стать графиней и даже принцессой. Пофлиртовать с маркизом, примерить поддельное колье и выдать его за фамильные бриллианты, потанцевать с королевским отпрыском. Возможность на пару часов или — одну ночь. А потом - карета превращаются в тыкву. Нам и показали девушку-тыкву, которой не судьба стать принцессой. Ей тесна хрустальная туфелька. Да и нужна ли?
отсюда
Tags: старое советское кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments