April 22nd, 2017

50 лет назад на экраны вышла комедия "Начальник Чукотки". Великий фильм!

НАЧАЛОСЬ С ЗАМЕТКИ В ГАЗЕТЕ

Виталия Мельникова пригласили на «Ленфильм» со студии научно-популярных фильмов. Он был уже состоявшимся режиссером, но втайне мечтал работать в «большом» кино. Его вдохновила заметка о комиссаре Алексее Бычкове. В 1920-е годы Бычков стал собирать пошлину с американских купцов, скупавших пушнину на Чукотке. Скопилась значительная сумма, но случился белый переворот, и комиссару пришлось бежать на Аляску. Деньги он не потратил - перебиваясь с хлеба на воду, добрался до Петрограда и сдал валюту властям.

История легла в основу сценария историко-революционного фильма.



Звезды так сошлись, что как раз приближалось 50-летие Октября, а у «Ленфильма» не оказалось ни одной ленты к юбилею. А тут такая экзотика! Штурм Зимнего дворца и баррикады на Пресне уже были, а вот Гражданской войны в Заполярье еще никто не видел. Тема прошла на ура.

В ходе подготовки к съемкам фабула начала меняться. Само собой возникло ироническое название «Начальник Чукотки».


 - Нас понесло. Мы и не собирались снимать фильм по канонам картин на революционную тему, - вспоминает Виталий Мельников.

КУДА - НА ЧУКОТКУ? НЕ ПОЕДУ!

Когда режиссер начал собирать группу, выяснилось, что мало кто рвется работать на Чукотке. Союзником Мельникова стал сотоварищ по «Леннаучфильму», оператор Эдуард Розовский. Когда-то они вместе немало поколесили по Заполярью и Карелии.

В сентябре по Берингову проливу, как киты, уже проплывали льды. Суровый край поражал своей не менее суровой правдой. Аэропорт размещался в фюзеляже старого самолета. В хвосте был буфет с «прохладительными напитками». Самым слабым значилось шампанское. Им в ожидании рейса пассажиры запивали таблетки и бутерброды. Хотя официально на Чукотке действовал «сухой закон».

Однажды кинематографисты отправились на поиск натуры и их кораблик заблудился в тумане. Они чуть не погибли, потом едва не оказались на Аляске. Случай подтвердил жизненность сценария, но похоронил надежды снимать на Чукотке. Съемки были перенесены на Кольский полуостров.

«ЭТО ЖЕ ИВАНУШКА-ДУРАЧОК…»

На главную роль хотели взять Семена Морозова, сыгравшего в картине «Семь нянек». В качестве коллежского регистратора Тимофея Храмова режиссер мечтал пригласить Алексея Грибова, но робел даже от одной этой мысли.

А зря. Грибов откликнулся с энтузиазмом. Однако с Морозовым не срослось. Очень уж героический комиссар из него получался.

Настоящей удачей стала встреча с Михаилом Кононовым. Он делал все наоборот: произнося патетические речи, срывался на щенячий визг, а в сценах, где должен был звучать металл в голосе, допускал нотки сочувствия.

Collapse )

Ленин. О Мёртвом и живых.

Сколько помню - все 26 лет с момента путча 1991 года из гнилой кучи российской власти вылезают жирные черви как раз на 22 апреля. Высунут розоватое рыльце, просипят нечленораздельно:

- Захоронить!...

И обратно в навоз. Там тепло и сытно, там свои.

Вся эта вялотекущая истерия с "захоронением Ленина" похожа на придурочные попытки завистливого и вечно полупьяного деревенского маляра со злости замазать картину Рембрандта.

Очень хочется, но очень страшно. Он хоть и дурак, но Рембрандта знает. И что ему будет за это - тоже знает. Вот и ходит он вокруг картины, с тихой жлобской ненавистью смотрит, ручонки потирает, но боится страшно. Осознаёт.

А ему прохожие - "Уймись, дурак, пока жопу не надрали! Иди отсюда! Не твоего ума это дело!"

И он уходит, и думает про себя: "Вот на следующий год точно замажу гада! Чтоб глаза не мозолил!"

А на следующий год - то же самое.

Вроде и понимает маляр, что не надо трогать великое, что опасное это дело. Но и смириться, что есть на свете художники сильно лучше его, он не может. И мучается. И пьёт с горя.

А Рембрандт висит себе в зале на самом почётном месте и про маляра этого не думает и не знает, и самое главное - знать не хочет. Плевать ему на алкаша бухого. Mалo ли их было, малo ли их ещё будет! И всем им Рембрандт поперёк горла. Как живой упрёк ничтожеству и бездарности.

Ленин - явление настолько грандиозное и масштабное, что никак не умещается в плоской голове дождевого думского деятеля, возомнившего себя государственной фигурой.

Ленин не виноват, что он не умещается в этом мозгу. И мозг не виноват. Он таким родился.

Его нельзя за это осуждать.

Как было сказано однажды в одном старом фильме:

- Ну нет же у вола комплекса неполноценности от того, что он вол. Ну - вол. И слава Богу!

Collapse )