krotoffa (krotoffa) wrote,
krotoffa
krotoffa

Великому русскому артисту Владимиру Зельдину исполняется 100 лет!

Народный артист СССР, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством».

Является старейшим из ныне живущих народных артистов СССР и, возможно, старейшим в мире «действующим» актёром




Это праздник какой-то! Для всего прогрессивного человечества. 100 лет Зельдину — повод устроить торжества по всей стране. Просто нужно встать и выпить рюмку нашего национального напитка за его здоровье. В России надо жить долго, факт. Владимир Михайлович сделал это и идет дальше. А еще он рассказывает о времени и о себе. То, что хочет и как хочет. Потому что, как говорила Фаина Раневская: «Мона Лиза сама уже выбирает, на кого производить впечатление, а на кого — нет». Так и Зельдин… Каждое его слово самоценно, каждое размышление, воспоминание — бриллиант. А нам остается только слушать да восхищаться. И еще раз поздравить знаменитого артиста со столь славным юбилеем.

Великому русскому артисту Владимиру Зельдину исполняется 100 лет! фото: Михаил Ковалев
Секрет его молодости

Вы спрашиваете про секрет долголетия? (Смеется.) Никакого секрета здесь нет. Лучше я вам скажу словами великого революционного поэта Владимира Маяковского: «Мне ни рубля не накопили строчки,/краснодеревщики не слали мебель на дом/и, кроме свежевымытой сорочки,/скажу по совести, мне ничего не надо». Вот вам мой девиз.

Заповедь Дон Кихота

Сейчас я играю свою пьесу-мечту, которую мне подарил Юлий Гусман. Я уже сыграл более 150 спектаклей про Дон Кихота. Наш Театр Российской армии очень большой, в зале 2200 мест. На всех моих представлениях зал полон. Там, в спектакле, есть такие слова, вроде заповеди. Дон Кихот говорит: «Не называй своим ничего, кроме своей души. Смотри вперед — в прошлогоднем гнезде птенцов уже не найти. Помочь торопись человеку ты, рыцарь прямых дорог. Дульсинея придет к тому, кто сам решил и помог». Эта пьеса очень актуальна в наше жестокое время. Дон Кихот говорит: человек не может убивать человека, человек не может угнетать человека. Я это произношу со сцены в зрительный зал. Все, что я ощущаю в жизни, в тех событиях, которые происходят, я выношу на сцену.

фото: Михаил Ковалев
О поколении

У каждого по-разному складывается его судьба в жизни. А что касается лично меня, думаю, что я принадлежу к поколению, которое прошло огонь, воду и медные трубы. Потому что это и Гражданская война, все беды жизни этой. НЭП, коллективизация, индустриализация… Все ступени становления советской власти мое поколение прошло, я прошел.

Лично я горжусь своим поколением. Я человек советский, поскольку воспитан при советской власти. Мое поколение законопослушное. Мы любили очень и любим свою страну, свое отечество. Мы это доказали во время нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. Когда самое дорогое в жизни положили на алтарь победы над фашизмом.

 Смотрите видео по теме "100 лет Владимиру Зельдину. "Свинарка и пастух" - первая главная роль в кино "


10 февраля Владимир Зельдин – советский и российский актер театра и кино, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», Народный артист СССР – отмечает 100-летний юбилей. Владимир Михайлович является старейшим в мире «действующим» актером.
Видео с сайта youtube.com пользователь Игорь Чернышов
«Это судьба такая»

Я человек неизбалованный. Это судьба такая, которую подарил мне Господь, что я в свои годы могу выходить на сцену. У меня четыре названия спектаклей, творческий вечер, который идет два часа с антрактом. Он очень хорошо принимается, мы были во Франции, в Италии, в Голландии.

Этот безумный, безумный мир…

Сейчас мир, по-моему, сошел с ума, он так долго не продержится, он закончит свое существование.

«Я чудом остался жив»

Во время войны я чудом уцелел. Мы стали снимать такую реальную сказку «Свинарка и пастух», комедию музыкальную. Начали мы ее еще в мирное время, сняли полкартины, а тут война. Всех нас мобилизовали на фронт. Мы были молодые, мне 26 лет. Но был приказ: во что бы то ни стало закончить картину. Нам дали бронь, отсрочку до конца года. Это был приказ свыше. Благодаря этому я остался жив.

Счастье — это…

Самое главное — это работать, иметь театр, в котором я служу с 41-го года и выхожу на сцену. Это большая, я считаю, удача, счастье.

фото: Михаил Ковалев
«Самое главное — я добрый человек»

Вы знаете, я не политик и считаю себя очень малообразованным человеком. Но самое главное, я добрый человек.

О ВДНХ

Мы снимали в павильоне на сельскохозяйственной выставке. Это было чудо, самое любимое место москвичей. Сейчас хотят вернуть ей прежнее название — ВДНХ, и, по-моему, правильно, потому что это наглядно показывает величие того государства, которое существовало. Тем более что наш Советский Союз отличался многонациональностью, и никаких конфликтов не было.

О мудрости

Ничего подобного, никакой мудрости у меня нет. У меня нет ни тщеславия, ни зависти. Это удивительно!

О семье

Мама — учительница, отец — музыкант, закончил Московскую консерваторию. Нас было пятеро, я — последний, меня называли последыш Володя. Мама потом бросила школу, потому что нас надо было воспитывать как-то. Я никогда не слышал, чтобы мама с папой где-то конфликтовали громко, говорили на высоких тонах, ссорились. Этого не было. Мы не видели, чтобы отец приходил домой с бутылкой водки или вина. Не видели, чтобы он приходил и вынимал из кармана пачку сигарет. Он не курил, поэтому и я никогда не курил и никогда не пил. Я полковник спорта.

А теперь о спорте

Я поклонник спорта. Есть контактный спорт, такой как футбол, хоккей, баскетбол. Умение игрока вести себя на поле — это очень важно. Потому что сплошь и рядом сами игроки провоцируют беспорядки на трибунах среди болельщиков. (Не люблю это слово — болельщик, я признаю — поклонник.) Например, забивается гол, игрок от радости снимает майку, размахивает ею, за ним бежит кучка игроков, догоняет, и происходит куча-мала. Что это такое? Это же игра, понимаете? Меня этот вопрос поведения игрока, его культуры на поле очень волнует. Он выходит, будто на сцену, на арену, а трибуны заполнены зрителями, они же смотрят, как себя ведет игрок. Спортсмены должны благородно относиться друг к другу. Даже в боксе после жестокого поединка они пожимают друг другу руки, обнимаются.

«Свинарка и пастух».
О зависимости

Наша профессия очень зависимая: от художественного руководителя, от режиссуры, видит ли, не видит ли тебя режиссер в той или иной роли. Ты можешь сидеть годами и ничего не делать. У меня был такой случай в Театре Российской армии. Пришел новый режиссер, и на Большой сцене я в течение нескольких лет не выходил ни в одном спектакле. Не только я, даже покойная выдающаяся наша Касаткина Людмила Ивановна, народная артистка, на Большую сцену не выходила. Но это уже капризы и недостаток характера режиссера, который, может быть, не выносит успех даже актера, пользующегося популярностью.

О театре

Но у нас в театре всегда атмосфера была прекрасная, никаких интриг. Когда я пришел в театр в 41-м году, им руководил народный артист СССР Алексей Дмитриевич Попов, ученик Станиславского и Немировича-Данченко. Мы каждый сезон ставили по шесть пьес, по восемь даже. А театр наш уникален в том отношении, что он сделан в форме пятиконечной звезды. Красивый, с колоннами. Большая сцена, там может и самолет стоять, и танк проехать. У нас был оркестр — 35 человек, просто великолепный! Спектакль «Учитель танцев» почти сорок лет шел, история не знает таких примеров. Если в театре Вахтангова была «Принцесса Турандот», то у нас в Красной Армии — «Учитель танцев». Я сыграл более тысячи спектаклей. Все было под оркестр, никаких радио, микрофонов, но все слышно. Мы — военный театр, и у нас шли спектакли именно на эту тематику. И «Суворов», и «Сталинградцы», и «Последние рубежи», «За тех, кто в море»… Но кроме этого шли и музыкальные постановки.

О любимых партнершах

У нас же много актрис поющих, которые хорошо двигаются. Одна Лариса Голубкина чего стоит! У нее вокальная школа прекрасная. Она была моей партнершей в «Ринальдо идет в бой». С ней же мы играли «Последний пылко влюбленный». Олечка Богданова тоже моя партнерша прекрасная, Алина Покровская великолепная. У нас атмосфера была очень хорошая, да и сейчас неплохая. Но таких ярких спектаклей, которые были, уже нет, к сожалению.

«Я этого не понимаю»

Я понимаю, идет время, режиссеры ищут новую эстетику. Появились телефоны, компьютеры. Вот я в своем спектакле говорю: «Пиковую даму» ставят в декорациях банкетного зала. Я этого не понимаю. Онегин и Ленский вместо дуэли бьют друг другу морду на столе в доме Лариных. Я этого не понимаю». Или один режиссер вынес на сцену огромный пластиковый фаллос и с этим фаллосом чуть ли не полмира объездил. Ну что это такое?! Я этого не понимаю.

«Учитель танцев».
«Сцена меня лечит»

Я консерватор, но остаюсь при себе. Несмотря на свой возраст… Правда, я уже очень плохо вижу, не могу читать без аппарата. Но на сцену выхожу, сцена лечит меня. Зритель у нас очень хороший.

Про патриотизм

Мы были в Голландии, выступали. Удивительная страна, небольшая. Там наших соотечественников 90 тысяч! Одна женщина, очаровательная, 87 лет, аккуратненькая, блокадница. Пришла ко мне за кулисы, поздравляла, благодарила. Она сорок лет живет в Голландии. Вот так наши везде живут понемножку. Но я бы не мог жить там, такой характер у меня. Сколько я был за границей, побудешь дней пять-десять и домой, в свое отечество, в Москву. «Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли Москва».

Катастрофа с привкусом праздника

Вот кончится мой кошмар под названием юбилей… Это катастрофа с привкусом праздника. Но это не я сказал, а Пристли.

«…И жить до скончанья времен»

А закончить я хочу словами своего спектакля «Человек из Ламанчи»: «Мечтать, пусть обманет мечта. Бороться, когда побежден. Искать непосильной задачи и жить до скончанья времен». Живите долго-долго и будьте счастливы.

Юлий Гусман, творческий отец и сын Владимира Зельдина:

— Подобной душевной доброты, активной жизненной позиции (как раньше говорили при большевиках), желание встрять в любую драку и устранять любую несправедливость, ходить, защищая права актеров, просить для них пенсии, квартиры, медицину, гранты может только Владимир Михайлович Зельдин. Тем более что для себя он никогда ничего не просил. И это не поза, а правда. Многие наши великие артисты владеют дачами, центрами, строениями, театрами, студиями, и слава богу. Но Владимир Михайлович действительно человек, который мало ест, мало о себе говорит, а уж ставшая притчей во языцех его квартира в 28 квадратных метров… Повесть о его жизни так можно и назвать — «28 квадратных метров».

Я младше его намного. В свое время у меня было не очень хорошо с ногами, но, когда я шел на репетицию, он вскакивал, подавал мне руку и помогал взойти на ступеньки, будто студент своему учителю. Вообще, в нем есть обаяние молодой души и абсолютного душевного здоровья, счастливое сочетание внутреннего духовного мира и возможность «светить всегда, светить везде до дней последних донца…». Как будто бы Маяковский это именно о Зельдине написал…
Отсюда
Tags: Зельдин Владимир Михайлович
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments